Морская полиция

На «Нужеце» осталось шестеро моряков. Они спо­койно ждали помощи. Хотя каждый из оставшихся по­нимал: пройти четыре мили по штормовому морю на шлюпке — очень трудная задача.

В штормовом море и на берегу

В эфир полетел сигнал бедствия. Моряки знали, что в порту стоят польские траулеры «Радомка» и «Вадава».

На корабле «Нужеце»

Вот такой этот корабль-спасатель. Он всегда по сиг­налу «SOS» готов броситься в штормовое море на вы­ручку терпящему бедствие.

На спасательном буксире «Гордый»

К вечеру шторм усилился. Но капитан спасатель­ного буксира «Гордый» Владимир Сафонов не очень беспокоился: даже свирепые ветры Северного моря не страшны советскому кораблю.

Трагедия у берегов Шотландии

9 мая 1945 года, в день Победы, полк «Варшава» получил приказ перелететь в Польшу на аэродром Быдгощ.

Разведка и штур­мовка наземных войск противника

Главным по-прежнему было вести разведку и штур­мовку наземных войск противника, который дрался более ожесточенно, чем ближе чувствовал свой бес­славный конец.

Средства противовоздуш­ной обороны

Обстановка была крайне сложной. Мало того что зенитный огонь был очень сильный. Фашистские летчики умело взаимо­действовали с наземными средствами противовоздуш­ной обороны: зенитки враз прекращали стрельбу и в то же мгновение на «илы» и «яки» набрасывались «фокке-вульфы».

Артиллерийские позиции фашистов

Начало марта оказалось для летчиков малодейст­венным — сплошная низкая облачность, туманы, дож­ди не позволяли вести интенсивные полеты.

Боевые вылеты разведчиков

Польские пилоты продолжали боевые вылеты на раз­ведку и штурмовку немецких войск и до январского наступления и в ходе его.

Штурм вражеских позиций

Поспешил подумать… Не приняли гитлеровцы бой, торопливо ушли на запад. Только усилился зенитный огонь.

Наземные позиции гит­леровцев

В расчетное время группа прибыла в заданный район боевых действий. Это было на подступах к Варке. Штур­мовики производили воздушную разведку огневых позиций немецкой артиллерии.

Победоносное летнее наступление Красной Армии

Вторая половина августа 1944 года. Победоносное летнее наступление Красной Армии и Народного Вой­ска Польского развивалось дальше.

Политико-воспитательные ра­боты

И только 18 августа полк перелетел на аэродром Дыс под Люблином, а на следующий день — на при­фронтовой аэродром Задыбе Старе (юго-восточнее Гарволина).

День рождения Советских Воору­женных Сил

23 февраля, в день рождения Советских Воору­женных Сил, в полк прибыл его новый командир — подполковник Иван Талдыкин (его предшественник майор Тадеуш Вихеркевич отбыл в распоряжение ко­мандования Первого корпуса Польских Вооруженных Сил в СССР, которые росли с каждым днем).

Первый авиационный полк

В первый авиационный полк, который был органи­зован 20 сентября 1943 года, приезжали польская пи­сательница Ванда Василевская, легендарный интерна­ционалист генерал Вальтер — Кароль Сверчевськи (кстати, это под его влиянием родилась идея присвоить 6 октября 1943 года полку наименование «Варшава»), которые много беседовали с авиаторами.

Бой с фашистскими асами

В светлое время суток шли интенсивные полеты, а как темнело, авиаторы при скудном освещении осваивали теоретические дис­циплины.

День рождения боевой авиации

7 июля 1943 года можно было бы считать формаль­ным днем рождения боевой авиации нынешней Поль­ской Народной Республики — именно в этот день ко­мандир Первой пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко генерал бригады Зыгмунт Берлинг подписал приказ номер 43 о создании первой отдельной авиа­ционной эскадрильи во главе с капитаном-пилотом Вацлавом Козловським.

Молодые авиаторы

В Быдгощ писали молодые авиаторы полка пол­ковнику запаса Леону Шурко, в Лесну возле Любаня Шленского — сержанту запаса Хенрику Гаврилюку.

Польский народ на войне

Польский народ мало что знал об этом. И потому многим, очень многим полякам было крайне сложно перешагнуть психологический барьер и встать в один боевой строй с теми, кого они считали своими врагами.

Военнослужащие Се­верной группы войск

Для военнослужащих Се­верной группы войск наши двери и сердца открыты всегда — в одном строю стоим, одну задачу выполня­ем, а во время учений и вообще только по военной форме различаем, кто служит в Советской Армии, а кто — в Народном Войске Польском.



/a∓