Удары авиации по врагу

Наши войска стремительно наступали, и полк часто менял места базирования. Однажды, когда после напря­женной ночной работы уставшие девушки улеглись спать, над полевым аэродромом прозвучал сигнал трево­ги: в соседнем лесу обнаружена большая группа попав­ших в окружение гитлеровцев.

Советская авиаразведка

— Клянемся! — Слова клятвы громко прозвучали во фронтовом лесу, долго отдаваясь эхом в ночной темноте.

Женя Руднева и Клава Серебрякова

Женя Руднева и Клава Серебрякова после выполнения задания, едва прорвавшись сквозь частокол прожекто­ров и огненных трасс зенитных пулеметов, увидели, как вспыхнул и упал на землю У-2; как только приземлились, узнали, что погибла Женя Крутова.

«Здесь похоронены летчицы»

Вскоре Галя Докутович стала летать с Ириной Себровой. Девушки подружились и действовали в воздухе со­гласованно и точно В авиации особенно важно понимать человека с полуслова, с взгляда, ибо там, в воздухе, нет времени на долгие объяснения.

Гитлеровские оккупанты

Он заходил каждый день, а когда сняли гипс и Галя могла ходить, помогал ей, поддерживая под руки… Роди­лась первая любовь.

Девушки в военной авиации

Девушки жили полетами и подготовкой к ним. Перед вылетами их охватывал азарт боя, и в эти минуты зам­политу полка Евдокии Рачкевич приходилось внушать летчицам, что необходимо быть сдержанными, волевыми и целеустремленными.

Курсы подготовки военных летчиков

Вскоре, после окончания курсов подготовки военных летчиков, настало время испытания в бою. Недавние двадцатилетние студентки стали квалифицированными штурманами, а бывшие пилоты аэроклубов и гражданско­го воздушного флота уверенно выполняли самые труд­ные полетные задания и днем и ночью.

«Ночные фиалки»

В Белорусской операции активно участвовали летчицы 46-го гвардейского Таманского ночного легкобомбарди­ровочного женского авиаполка под командованием май­ора Е.

2-й Белорусский фронт

Войска 3-й армии двигались в направлении Могилев — Бобруйск, разобщив 4-ю и 9-ю армии группы «Центр» и лишив их оперативного маневрирования.

Цепь контратакующих враже­ских солдат

Расчет 45-миллиметровой пушки бил прямой навод­кой по двигавшимся среди цепи контратакующих враже­ских солдат танкам и бронетранспортерам; гитлеровцы заметили смельчаков и сосредоточили огонь на этом орудии.

Обо­рона 12-й немецкой пехотной дивизии

2 июля 1-й гвардейский танковый корпус прорвал обо­рону 12-й немецкой пехотной дивизии и во взаимодей­ствии с частями 82-й стрелковой дивизии овладел Пуховичами и Марьиной Горкой.

Освобождение Бобруйска

Не знал генерал Батов, что войска 1-го и 3-го Бело­русских фронтов значительно «опережали график», охва­тив с севера и юга 4-ю полевую армию вермахта.

Кольцо окружения вокруг Бобруйска

Со стороны состава доносились глухие удары танко­вых ломиков о металлические засовы и вместе с ними — радостные детские возгласы, ласковые голоса бойцов, державших на руках детей, робкий смех.

Крики де­тей

Танк ротного, рыча двигателем и задрав нос, медлен­но пополз по насыпи. Из-под широких гусениц сыпалась щебенка, под бронированной машиной с треском лопа­лись шпалы.

«Внимание! В вагонах дети!»

Попытка вырваться из кольца окружения не осталась незамеченной нашей воздушной разведкой, и по прика­зу генерала армии К.

Деблокирование Бобруйска

Для деблокирования Бобруйска командование группы армий «Центр» бросило из Минска подвижную механизи­рованную группировку.

Штаб корпуса в глубоком тылу про­тивника

— Полный вперед! — крикнул Дмитрий Комаров механику-водителю Михаилу Бухтуеву, а сам продолжал вести огонь из пушки.

Радиопереговоры между подразделе­ниями

У-ух! — глухо разорвался очередной крупнокалибер­ный снаряд; поднялся многометровый фонтан воды и грязи, а когда фонтан осел, люди увидели, что разрыв пришелся в настил; ближайший танк неуклюже накре­нился и медленно начал погружаться в болото; экипаж выскочил из танка и бросился в воду, стараясь угодить ближе к настилу.

Танковые батальоны

Генерал Михаил Федорович Панов прибыл на НП командующего 65-й армией и доложил:

— Товарищ генерал! Первый эшелон корпуса зани­мает исходное положение.

1-й гвардейский танковый корпус

— А не торопишься ли, Павел Иванович? — спросил Рокоссовский.— В девять начал, а через три часа уже решил для развития успеха вводить корпус.



/a∓