«Здесь похоронены летчицы»


Вскоре Галя Докутович стала летать с Ириной Себровой. Девушки подружились и действовали в воздухе со­гласованно и точно В авиации особенно важно понимать человека с полуслова, с взгляда, ибо там, в воздухе, нет времени на долгие объяснения. Как нигде, в авиации вы­соко ценятся чувство локтя, дружба, идущая от сердца, когда человек не может прожить без друга и дня…

Галя радовалась зародившейся дружбе. Она записала в дневнике: «Сделали пять вылетов. Из них… два с клуба­ми дыма и один огненный взрыв с пожаром на всю ночь. Мы летим, а я ей говорю:

— Ира, милая, у меня сегодня хорошее настроение. Ты только не торопи меня, и все будет в порядке!

Так и вышло… Вчера в полетах думала о посторон­нем. Я стою перед жизнью огромной и сложной. Сколько радостных чувств и огромного счастья в этом маленьком слове — жизнь!.. И это тогда, когда по самолету стали бить зенитки…»

Погода улучшилась, и летные ночи стали чаще. Галя пишет в дневнике: «Вчера… сделали шесть боевых вы­летов. В первом же полете подорвали склад горючего. Всю ночь был виден огромный пожар. А девушки, чу­дачки, все поздравляли меня за такой удачный удар».

В следующую ночь на полк обрушилось несчастье. При выполнении боевого задания погибли командир эс­кадрильи Полина Макагон, Лидия Свистунова, Юлия Пашкова, тяжело ранена штурман Катя Доспанова.

Галя записала: «Вчера похоронили Юлю Пашкову. 20-летнюю веселую Юльку, певунью и плясунью, смелого и умного летчика… Пройдет много лет, окончится война. И на месте трех могил люди построят красивый мрамор­ный памятник. Это будет стройная девушка с задорно закинутой назад головой. Кругом будет много прекрас­ных цветов. И матери скажут своим маленьким детям: «Здесь похоронены летчицы».

В следующую ночь снова боевые вылеты… Галю До­кутович назначили штурманом звена — она имела около сотни вылетов, активно помогала прибывшим в полк но­веньким.

Та ночь была по-летнему короткой и ясной. Небо све­тилось мириадами звезд, широкой полосой Млечного Пу­ти. Днем девушки узнали из сообщений Совинформбюро об успехах наших войск в районе Курской дуги; здесь же, на юге страны, озверевшие гитлеровцы цеплялись за каждую высотку; зенитные пушки и пулеметы, словно многоротые чудовища, зло изрыгали горячий свинец, набрасывались на высвеченный прожекторами одинокий самолет и били в него до тех пор, пока он не вспыхивал.