Яростные контратаки


28 июня после тщательного анализа создавшейся об­становки Ставка уточнила задачи фронтам. Замкнуть кольцо в районе Минска было поручено 1-му и 3-му Бе­лорусским фронтам. Одновременно часть сил этих фрон­тов продолжала двигаться на запад, обходя разрознен­ные, потерявшие управление гарнизоны противника. Назревало полное окружение 4-й армии. Некоторые генералы и офицеры вермахта, пытаясь избежать «рус­ских клещей», отдавали приказы об отступлении. Но вер­ные служаки фюрера усиливали репрессии за самоволь­ное оставление окопов, опорных пунктов и гарнизонов, отдавали приказы «сражаться с русскими до последнего вздоха, не допустить большевиков к границам фатерлянда». Отдельные опорные пункты, руководимые фана­тично преданными национал-социалистским идеям офи­церами, держались до последнего солдата, переходя в яростные контратаки.

В те дни наступающие войска облетела страшная весть, свидетельствующая о жестокости и зверстве гит­леровцев. Рядовой 26-й стрелковой дивизии Юрий Смир­нов участвовал в танковом десанте, был тяжело ранен и попал в плен. Гитлеровцы во время допроса пытались получить у советского воина сведения о войсках, их ди­слокации, фамилии командиров, но Юрий Смирнов не нарушил воинской присяги и не выдал врагу военной тайны. Озверевшие гитлеровцы применили во время допроса изощренные пытки: выламывали руки, выкололи глаза, прислоняли горящие головешки к телу. Не добив­шись от мужественного воина признаний, фашистские палачи распяли Смирнова…

30 июня основные силы 3-го гвардейского корпуса прорвались по шоссе Минск — Москва к Борисову, по­дошли к основному мосту через Березину и решили с ходу проскочить по нему на западный берег реки. Пер­вым на мост ворвался танк парторга роты гвардии лей­тенанта Павла Рака и, не снижая скорости, выскочил на противоположный берег. Танк командира роты гвардии капитана М. Ф. Кузнецова, шедший вслед за танком Пав­ла Рака, выходил на мост, когда раздался взрыв и сред­ний пролет рухнул в воду. Экипаж «тридцатьчетверки» в составе коммуниста командира П. Н. Рака, механика- водителя сержанта А. А. Петряева, наводчика сержанта А. И. Данилова вел бой в отрыве от роты; танк таранным ударом разгромил немецкий штаб, комендатуру, пода­вил несколько огневых точек врага, наводя страх на гит­леровцев, которые разбегались при виде несущейся на большой скорости боевой машины. Комендант гарнизона приказал уничтожить мчавшийся слоено вихрь танк, но каждый раз, когда артиллеристы изготавливались к стрельбе, башня боевой машины разворачивалась в их сторону и тут же раздавался выстрел, опережая артил­лерийскую прислугу. 17 часов советский танк громил вра­га на улицах города, и, только когда кончились боепри­пасы и горючее, гитлеровцам удалось поджечь Т-34. Ге­роический экипаж погиб, до конца оставаясь верным воинской присяге, своему народу…