Восточнее Минска


Кейтель знал, что, пока у фюрера не кончится при­ступ истерики, объяснить что-либо невозможно — он ни­кого не слушал, и потому Кейтель предпочел молчать. Да и что говорить. Фронт в Белоруссии развален, вот- вот падет Минск. Нужны свежие дивизии, а их нет, они уже брошены в бой.

— Я отстраняю Буша от командования группой армий «Центр»,— утихая, произнес Гитлер.— Командовать груп­пой будет мой верный солдат Модель! Он остановит рус­ских!

— Но, мой фюрер,— на этот раз заговорил Кейтель,— Модель командует группой армий «Северная Украина».

— Модель справится! Он будет координировать дей­ствия обеих групп армий. Он будет иметь возможность маневрировать дивизиями. Ему не нужно тратить время на взаимодействие.— Гитлер посмотрел в угол, где стоял ряд телефонов.— Соедините меня с Моделем.— Он по­дошел к телефону, выждал, пока майор СС протянул ему трубку, вытянувшись при этом и не спуская глаз с Гит­лера.

— Модель, я назначил вас командующим группой ар­мий «Центр». Вы же отвечаете за группу армий «Север­ная Украина». Я приказываю вам остановить русских в Белоруссии! Смотрите за 3-м Белорусским фронтом — 189 он может быть повернут после Минска на нашу Пруссию! В Пруссию русских не пускать! Делайте, что хотите, но ни один русский солдат не должен ступить на землю на­ших предков! Вы слышите, Модель?

Гитлер выслушал заверения «мастера обороны», не­давно пожалованного им, фюрером, в генерал-фельд­маршалы, кивнул головой и передал трубку вытянувше­муся офицеру СС.

В тот же вечер Модель вылетел в штаб группы армий «Центр». Утром следующего дня Модель заслушал до­клад об оперативной обстановке, отдал срочные распо­ряжения и, связавшись по телефону с начальником штаба группы армий «Северная Украина», приказал снять с фронта несколько дивизий и направить их в Белоруссию. Попытки начальника штаба доказать опасность «оголе­ния» фронта Модель пресек в самом начале, после чего абонент на другом конце провода сразу умолк. Модель молча рассуждал сам с собой. Битва в Белоруссии не­сравнима ни со Сталинградом, ни с Курском; те сражения были за тысячи километров от Берлина, теперь же рус­ские стоят у ворот Германии, и, не останови их, они ворвутся в Восточную Пруссию.