«Внимание! В вагонах дети!»


Попытка вырваться из кольца окружения не осталась незамеченной нашей воздушной разведкой, и по прика­зу генерала армии К. К. Рокоссовского в 19 часов 15 ми­нут 27 июня в воздух поднялись наши бомбардировщики, штурмовики и истребители. 526 самолетов в течение по­лутора часов бомбили очаги сопротивления врага в Боб­руйске и его окрестностях, устремившиеся на северо- запад части 35-го корпуса, артиллерийские позиции, скоп­ления танков и бронемашин. Массированный налет авиации, хорошо проведенная артподготовка причинили гитлеровцам огромный урон, нарушили взаимодействие между частями, лишили врага устойчивой связи, демора­лизовали солдат и офицеров. Бои продолжались и ночью. При попытке вырваться из «котла» гитлеровцы наталки­вались на стрелковые и кавалерийские соединения 1-го 160 Белорусского фронта.

С рассветом 28 июня бои возобновились с новой си­лой. Наша авиация продолжала наносить удары по тан­ковым и механизированным колоннам врага, а стрелко­вые и танковые части перекрывали противнику пути отступления, уничтожали его живую силу, захватывали позиции, врывались в окопы и блиндажи, очищая от вра­га населенные пункты, леса, дороги. К 13 часам 28 июня наши войска в основном ликвидировали группировку вра­га юго-западнее Бобруйска. Сам же город еще оставал­ся в руках гитлеровцев.

Танковый батальон под командованием капитана И. Кобякова с боями медленно продвигался вдоль же­лезнодорожного полотна, сообщая по радио обстанов­ку, расположение опорных пунктов, передвижение про­тивника. Командир головного танка увидел медленно идущий железнодорожный состав и заметил в узком окошке вагона детскую головку. «Неужели дети?—тре­вожно подумал танкист.— Ошибся…» Он еще раз по­смотрел в сторону вагона. Сомнений не могло быть — дети!

Состав продолжал катиться к мосту. «Мост взор­ван!»— едва не крикнул комбат. Вагоны катятся к реке и вот-вот опрокинутся в воду! Тут же передал командиру замыкающей роты:

— Выходи на рельсы! Разверни танки! Перекрой путь составу!

Командир роты сначала не понял приказа комбата, беспокойно переспросил:

— Сюда движется состав. Танки под колеса?

Какое-то время в наушниках раздавался лишь треск

помех. «Невероятно,— думал командир роты.— Какая нужда забираться на рельсы под огонь противотанковых пушек врага? Танк на рельсах словно корова на льду.

Ни маневра, ни скорости. Тут что-то не так»,— решил тан­кист и снова запросил комбата.

— Остановите состав любой ценой! — подтвердил приказ командир.— Немедля на железнодорожное по­лотно! В вагонах дети!