Танковые батальоны


Генерал Михаил Федорович Панов прибыл на НП командующего 65-й армией и доложил:

— Товарищ генерал! Первый эшелон корпуса зани­мает исходное положение.

— А второй? — спросил Батов.

— Начнет движение по сигналу на ввод в прорыв.

Пока длилась артиллерийская подготовка, Панов

неоднократно связывался по телефону с командирами танковых бригад, уточнял их готовность к вводу в бой,

К 14 часам 24 июня наступающие войска достигли рубежа ввода в бой танкового корпуса. Батов посмотрел на Панова:

— Настало и ваше время, товарищ Панов. Пора! Же­лаю удачи!

Панов передал условный сигнал «Река течет». Ком­бриги повторили сигнал и приступили к выполнению тща­тельно разработанного плана перехода болотистой местности и последующего выхода на оперативный простор.

Танковые батальоны вышли с исходных позиций и на­чали поочередно по нескольким направлениям преодо­левать болота. Медленно сошел на гать первый танк; время, казалось, остановило свой бег, и танкисты все чаще и чаще посматривали на небо. Чего стоило «юнкерсам» навалиться на скопление танков и отбомбиться, раз­рушив гати и наведенные недавно мосты?..

За первым танком, строго соблюдая дистанцию, мед­ленно двигались и остальные; деревянные настилы про­гибались под тяжестью боевых машин, вызывая тревогу у командиров, руководивших переправой; люди говори­ли вполголоса, это объяснялось, вероятно, тем, что вся подготовка велась в строжайшей тайне. Топорами стучали лишь тогда, когда велся артиллерийский или минометный огонь. И вот теперь, когда началась переправа через бо­лота, люди старались, чтобы гитлеровцы как можно поз­же узнали о переходе танков…

Вместе с танками шли тяжелые самоходные установ­ки, под их тяжестью проламывались бревна, со всех сто­рон был слышен треск разламывающихся деревьев; на место лопнувшего бревна солдаты, стоя по грудь в бо­лотной жиже, впихивали очищенный от сучьев кряж и за­крепляли его скобами.

На одном из участков гитлеровцы заметили движение по болоту и тут же открыли артиллерийский огонь; снаряды рвались в трясине, обдавая грязью людей и танки, но постепенно, словно кто-то корректировал обстрел, разрывы приближались к гати; танкисты торопили механиков-водителей, но те увеличить скорость не могли; то тут, то там кричали раненые, падали в болота убитые осколками, а танки и самоходки шли и шли…