Советские контрразведчики


Сомнения Острякова вскоре подтвердились. При оче­редном сеансе связи «Цеппелин» запросил: «Срочно со­общите, где старший группы провел вечер перед выле­том на задание». Это была настоящая проверка: не другое ли лицо выходит на связь? Гитлеровцы могли предположить, что заброшенные в советский тыл агенты были арестованы, при допросах «раскололись», и вместо них работает радист советской контрразведки. Естествен­но, подвергать даже малейшему риску такую дорогую (5 млн. марок) операцию они не могли и потому дейст­вовали сверхосторожно, перепроверяя то одни, то другие данные, вызывавшие у них сомнение. Об операции были осведомлены главари РСХА, а это накладывало на всю подготовительную работу «Цеппелина» печать насторо­женности и особой ответственности. Провалы в деятель­ности управления разведки и диверсий всегда вызывали гнев самого Гиммлера.

В свою очередь советским контрразведчикам надо было действовать решительно и настойчиво, чтобы от­мести все подозрения «Цеппелина». И потому ответная кодограмма о месте пребывания старшего группы перед вылетом на задание была составлена с оттенками угрозы: «Если вы нам не доверяете, то мы без вас обойдемся легче, чем вы без нас».

Текст кодограммы, видимо, снял подозрения шефа «Цеппелина», и спустя некоторое время радист «Смерша» принял долгожданную радиограмму: «Зажгите ко­стры в ночь на 6 сентября».

Ночь выдалась по-осеннему облачной и темной. Че­кисты и красноармейцы, заняв свои места, ожидали по­явления самолета; сгорали в кострах просмоленные расколотые чурбаки, облитая соляркой ветошь, высвечи­вая опустившуюся до верхушек деревьев облачность.

В ту ночь «Арадо», уходя от огня зениток ПВО, укло­нился от маршрута и не смог выйти на подготовленную посадочную площадку. Гитлеровским пилотам пришлось садиться в другом месте, возле деревни Куклово. Но 210 посадить четырехмоторный «Арадо» ночью, без посадоч­ных прожекторов, на необорудованную площадку труд­но. Не помогли экипажу ни большой опыт летной работы летчика, ни новейшее бортовое оборудование: перед выравниванием самолет задел крылом верхушку огром­ной сосны. От сильного удара не выдержало крепление крайнего мотора; мотор оторвался и упал на землю. Летчик едва смог удержать полууправляемую машину от сваливания, самолет грузно ударился в темноте о землю и после короткой пробежки остановился.

По специальному трапу Политов — Таврин и Адамичева — Шилова спустились на мотоцикле на землю и тут же исчезли в ночной темноте…