Слежка за «мессершмитами»


— Стрелкам следить за «мессерами»,— спокойно пе­редал по радио ведущий, глядя, как гитлеровские пило­ты рыскали возле нижнего обреза облачности. Беда знал, что по железнодорожным составам били его ведомые, из них двое совсем молодых, недавно прибывших на фронт летчиков, за ними-то и нужно внимательно смот­реть: не удержатся в боевом порядке, выскочат за «круг», тогда «мессеры» сразу же и «снимут» их. Пока лейтенанты держались в боевом порядке неплохо, мо­жет, и неприцельно стреляли по вагонам, но на сегодня для них жизненно необходимо было научиться непрерыв­но видеть ведущего и держаться в строю.

Штурмовики начали второй заход, и Беда, отыскав взглядом путеразрушитель, прицелился, нажал боевую кнопку, дождался, пока соскользнувшие с направляющих похожие на сигары реактивные снаряды попали в цель, и лишь после этого медленно потянул ручку управления на себя. И тут словно кто толкнул его — взглянул на «мессеров», их не было; молниеносно перенес взгляд на свою группу. Так и есть: один из лейтенантов затянул ввод в разворот и оказался вне «круга». Этим сразу же воспользовались «мессершмитты». Беда рванул штурвал на себя, с силой нажал педаль руля поворота, энергично развернул тяжелый штурмовик в сторону вражеских са­молетов и, не прицеливаясь, дал длинную очередь из всех огневых точек. Назвав позывной попавшего в беду лейтенанта, громче обычного скомандовал:

— Разворот вправо, круче! Стрелок, бей длинными очередями!

Лейтенант заметил, видно, опасность своего положе­ния, по встревоженному голосу почувствовал беду и потому успел отвернуть машину от очередей «эрликонов» и поспешил занять свое место в общем боевом по­рядке. И стрелок помог — он первым заллетил выходя­щих на кривую атаки «мессершмиттов», да и команда ве­дущего подстегнула — крупнокалиберный пулемет за­дрожал от длинной очереди…

Наступление наших войск развивалось успешно. Обо­рона группы армий «Центр» была прорвана на всем про­тяжении, и советские дивизии продвинулись в западном направлении на 85—150 км. К исходу 28 июня войска 3-го Белорусского фронта вышли к Березине. 1 июля ча­сти 5-й гвардейской танковой армии освободили город Борисов.

В одном из вылетов был тяжело ранен Герой Совет­ского Союза гвардии капитан Б. С. Окрестин. Прямое 179 попадание зенитного снаряда в кабину лишило штурмо­вик устойчивого управления. Истекая кровью, мужествен­ный боец передал по радио:

— Умираю за Родину! Бейте фашистскую сволочь!