Последняя ночь перед решающим штур­мом


Наступила последняя ночь перед решающим штур­мом. Войска 1-го Прибалтийского, 1-го, 2-го и 3-го Бело­русских фронтов, тщательно маскируясь, заняли исход­ные позиции, артиллерия имела полные боекомплекты, в глубине и на опушке леса расположились тысячи танков и самоходных артиллерийских установок, подвешены бомбы к бомбодержателям самолетов, сняты чехлы с направляющих «катюш»… Низко стлались облака, местами моросил дождь, густела темнота.

Не сомкнули глаз представители Ставки маршалы Со­ветского Союза Г. К. Жуков и А. М. Василевский, руко­водство фронтов, штабов и политорганов дивизий, бригад, корпусов и армий. Редко кто спал на переднем крае, большинство, прикрыв глаза, сидели молча, вспо­минали прожитые годы, бои, родных, любимых, надея­лись на то, что смерть обойдет их стороной, минет пуля или горячий осколок снаряда…

Могучий гул приближался с востока. Свои, значит, прикидывали бойцы, идут бомбить врага, тылы его, а может, и передний край. Тяжело моторам — нагрузили бомбами самолеты, и потому такой натужный гул. Про­шли передовую. Противник не стреляет, молчит, боится себя выдать.

«О-ох!»— тяжело вздохнула земля, содрогаясь от да­леких взрывов. И началось…

Дальняя авиация шла в боевом порядке «колонной девяток». Сотни самолетов Ил-4 с фугасными и осколоч­но-фугасными бомбами в бомболюках направлялись к целям. Земля закрыта облаками, попробуй отыщи цель. Искали, снижались, сбрасывали САБы — светящиеся авиа­бомбы, чтобы уточнить расположение цели. Тысяча само­летовылетов только на левом фланге 3-го Белорусского

фронта. Всю ночь взрывы, завывания бомб, сполохи огня… Потом появилась фронтовая авиация. 160 пикирую­щих бомбардировщиков Пе-2 «обработали» опорные пункты противника в полосе наступления фронта. Вслед за ними открыла огонь артиллерия всех калибров. Огнен­ный вал перекатами пронесся по переднему краю, вски­нув вверх груды земли, остатки укрытий, колья с колю­чей проволокой, бревна, части оружия, на какое-то время задержался у второй полосы обороны, перемалывая в свинцовой круговерти орудия, ящики с боеприпасами, опрокидывая и поджигая бронетранспортеры и танки. Казалось, что огонь охватил землю, воздух, лес, небо. Все горело, плавилось, взрывалось. Солдаты и офицеры вермахта, укрываясь в отрытых на большую глубину блиндажах, молили бога о спасении.