Посещение штаба и КП армии


После посещения штаба и КП армии Черняховский побывал на передовой. Командующий видел, как гото­вились войска и боевая техника к наступлению, как све­тились лица солдат, готовых по сигналу подняться в атаку.

Вернувшись в свой штаб, Черняховский занялся орга­низацией взаимодействия с соседними 1-м Прибалтий­ским и 2-м Белорусским фронтами, уточнением авиацион­ной поддержки наступления. Иван Данилович немало на­дежд возлагал на авиацию. Он не раз заслушивал 34-летнего командующего 1-й воздушной армией гене­рал-полковника авиации Т. Т. Хрюкина.

21 июня в штабе 1-й воздушной армии собрались ко­мандиры и начальники политотделов авиационных диви­зий и корпусов, чтобы окончательно отработать элемен­ты плана авиационной поддержки. План был сложным и насыщенным. И надо было определить пути и средства управления эскадрильями, полками, дивизиями, корпу­сами, взаимодействия с наземными войсками. Речь шла о таких чрезвычайно сложных и важных элементах сра­жения, как нанесение авиацией ударов по врагу в момент выдвижения и наступления наших передовых наземных соединений и частей. Обстановка усложнялась тем, что наступающие войска могут вырваться далеко вперед, а авиация, не зная об этом, будет наносить удары в соот­ветствии с разработанным планом. Не уточнены планы взаимодействия — авиация может ударить по своим вой­скам. Герой Советского Союза генерал-полковник авиа­ции Т. Т. Хрюкин настойчиво убеждал командиров в не­обходимости постоянного уточнения местонахождения своих войск.

Тимофей Тимофеевич Хрюкин вспомнил, как в соста­ве группы советских летчиков он прикрывал интернацио­нальную бригаду, расчищал испанское небо от гитлеров­ских стервятников эскадры «Кондор». Там, в Испании, советский летчик Хрюкин впервые столкнулся лицом к лицу с фашизмом, несущим человечеству несчастье, тер­рор, насилие, смерть. Видел, как фашистские летчики, образовав из самолетов круг, вели огонь из пушек и пу­леметов по вытянувшейся вдоль дороги толпе беженцев, среди которых были старики, женщины и дети. И, подни­маясь в небо, Тимофей Хрюкин яростно бросался на гитлеровского воздушного пирата и бил по нему из пу­леметов до тех пор, пока тот не вспыхивал огромным костром… Он мог вспомнить и тяжелые воздушные бои с японскими милитаристами в Китае, и морозные дни и ночи в борьбе с финской военщиной…

В эти дни все видели, что сделали гитлеровские окку­панты с родной Белоруссией, видели разоренные города и села, опустевшие деревни, рвы, в которых лежали ты­сячи ни в чем не повинных женщин, стариков и детей. Кровь стыла в жилах от зверств гитлеровцев…