Пехотинцы Кутепова и артиллеристы Мазалова


Кутепов твердо верил в то, что гитлеровцев можно бить в самых трудных усло­виях, если к этому хорошо готовиться, считал, что каж­дый боец и командир обязаны стоять насмерть, нанося врагу удары там, где он появится.

— Говорят, самое опасное — танки. Верно, танки для пехотинцев опасны,— говорил Кутепов командирам.— Но если пехота отрыла надежные окопы с ходами сооб­щений, то танки пехоте не страшны! Преодолеть у бой­цов танкобоязнь — задача номер один. И мы научились поджигать танки! Главное — побороть страх. Почаще разъясняйте это людям. На нас смотрит вся страна, наш народ. Мы можем и должны остановить врага. Уверенность командира полка передавалась всем бойцам, воодушевляла их, помогала им в ту тяжелую пору сохранить боевой дух.

Рядом с полком Кутепова сражался 340-й артиллерий­ский полк, которым командовал полковник Иван Сергее­вич Мазалов.

12 июля около 50 гитлеровских танков и бронетранс­портеров с пехотой после артиллерийской подготовки ринулись на позиции стрелкового полка Кутепова, артил­леристов Мазалова, отрядов городских ополченцев. Фашисты решили массированной атакой смять обороняв­шихся и по шоссе ворваться в Могилев. Севернее и юж­нее города они уже форсировали Днепр и с боями про­двигались к Рославлю и далее в направлении Смоленска. Фактически Могилев оказался почти отрезанным от основных сил фронта. Два моторизованных корпуса тан­ковой группы Гудериана получили задачу с ходу взло­мать оборону города, овладеть им и затем двигаться к Смоленску. Но защитники Могилева сорвали планы гит­леровского командования.

Танки и бронетранспортеры пехотинцы Кутепова и артиллеристы Мазалова встретили дружным согласован­ным огнем орудий и пулеметов. Стоявший в придорож­ных кустах расчет «сорокапятки» первыми же выстрелами поджег один танк, а вслед за ним вспыхнул и бронетранспортер. Гитлеровцы сосредоточили огонь на этом ору­дийном расчете. Взрывы выпущенных из танковых орудий снарядов становились все ближе и, казалось, снаряды вот-вот «накроют» пушку, но в самый последний момент расчет, схватившись за станину и колеса пушки, быстро менял позицию на другую, заранее подготовленную ар­тиллеристами. Посланные гитлеровцами снаряды рвались в пустых теперь уже окопах, поднимая в воздух комья ссохшейся земли и столбы пыли.