Отдел «Смерш» 39-й армии


«Более 250 километров,— подумал лейтенант,— а обмундирование чистое, незапыленное. Ехали почти всю ночь под дождем, а сухонькие, словно только что вышли на улицу. Что делать? Документы в порядке, а что-то не так».

— Кончай, лейтенант, проверку. Не видите — мы из особого отдела! Вот вам еще документ! — Политов хо­рошо помнил наставления инструктора разведцентра — красную книжечку с гербом предъявлять в крайних слу­чаях, когда другие документы «не сработали».

«Действительно, удостоверение отдела «Смерш» 39-й армии,— засомневался лейтенант и незаметно бросил взгляд на ордена и Золотую Звезду Героя Советского Союза.— Почему ордена Красной Звезды и Александра Невского на левой стороне груди? Майор должен знать новый порядок ношения орденов и медалей»,— еще больше засомневался лейтенант, непроизвольно задер­жав взгляд на боевых наградах офицера.

Политоа заметил настороженность лейтенанта и, что­бы разрядить начавшую сгущаться обстановку, добро­душно сказал:

— Что, завидуешь, лейтенант? Ничего, и ты еще успе­ешь ордена заработать. Только не здесь,— он брезгливо сжал губы.— На фронт просись. В разведку. «Языка» притащил — медаль, еще трех — орден.

«Все правильно говорит майор,— вздохнув, подумал лейтенант,— видно, человек бывалый. Но почему все-таки ордена Красной Звезды и Александра Невского на левой стороне груди? Хотя да… с фронта, может, туда еще не дошли новые правила ношения наград… Надо подсказать майору».

— Товарищ майор, теперь новые правила ношения орденов,— хотел было объяснить лейтенант, но Политов прервал его:

— Некогда на фронте заняться этим делом — работы много.— Политов пожалел, что прервал лейтенанта, тот наверняка бы сам рассказал о порядке ношения орденов, теперь надо всматриваться в проезжающие машины. Черт бы побрал этих специалистов из «Цеппелина»! «Мы все подготовили на высоком уровне»,— передразнил Политов шефа «Цеппелина». Высокий уровень! Лишь бы с глаз долой, а здесь теперь дергайся, высматривай. Коньяк только бы жрать да кофий пить — вот и вся забота…

— Счастливого пути, товарищ майор! — Лейтенант протянул документы и добавил: — И младшему лейте­нанту — тоже!

— Спасибо, лейтенант! И послушайся совета — про­сись в разведку! Бывай, лейтенант! — Политов — Таврин выжал сцепление, включил скорость и прибавил обороты мотора. Мотоцикл тронулся с места и вскоре исчез за поворотом.