Осенне-зимняя распутица


Об этом думал, сидя в машине, генерал К. К. Рокос­совский, когда в конце октября 1943 г. ехал для оказа­ния помощи и организации взаимодействия на команд­ный пункт 65-й армии, располагавшийся на окраине го­рода Лоева. Сюда же по указанию К. К. Рокоссовского прибыли командующие 48-й и 61-й армиями генералы П. Л. Романенко и П. А. Белов.

П. И. Батов встретил командующего фронтом, доло­жил по всей форме и прибывшие один за другим вошли в оперативный зал; на столе лежала большая карта, с на­несенными на ней крупными стрелами. Батов доложил о задачах армии, иллюстрируя свой доклад взмахами длинной указки в направлении красных стрел.

— Армии предстоит, товарищ командующий,— до­кладывал Павел Иванович,— использовать надвинские по­зиции в качестве плацдарма для дальнейшего наступле­ния во взаимодействии с 48-й армией вдоль западного берега Днепра с целью овладения Речицей. Второй удар предстоит нанести в юго-западном направлении во взаи­модействии с 61-й армией с целью освобождения важно­го железнодорожного узла Калинковичи.

Доклад Батова был достаточно подробным, чтобы представить весь объем предстоящей операции. После выступлений Романенко и Белова зримо представился весь фронт наступления, сложности, возникшие в связи с осенне-зимней распутицей, трудности в доставке бое­припасов, топливе, продовольствия.

Когда все желающие высказались, Рокоссовский вплотную подошел к карте, взял в руки указку.

— Павел Иванович убедил,— Рокоссовский окинул взглядом присутствующих,— по-моему, всех в том, что предложенный им и уточненный штабом фронта план вполне реален, хотя и очень труден для выполнения. Ре­шим эти задачи — войдем в Полесье и, таким образом, лишим гомельскую группировку противника основных коммуникаций. А это поставит ее под угрозу окружения. Поэтому я передаю вам основные резервы фронта. Вы получите два кавалерийских, два танковых и один артил­лерийский корпус прорыва.