Одна из са­мых больших группировок гитлеровских войск


Побледневший Батов стоял, сцепив руки, под кожей лица перекатывались желваки, в глазах стыло напряже­ние. Конечно, вчера танки прошли, и вроде бы и опасения напрасны, но чем черт не шутит, сползет одна гусеница в сторону — и танк на боку. Никто никаких объяснений слушать не будет. Танки надо беречь, они ох как нужны, а тут болота кругом. Танку удобнее двигаться по сухому, там и скорость побольше, и огонь из пушки вести можно. Ну вот, первый прошел. Чуток полегче стало. Не успел дыхание перевести — второй уже носом в жижу…

— Что ж, товарищ Батов,— Жуков задержал взгляд на командарме-65,— если командующий фронтом не воз­ражает,— Жуков перевел взгляд на Рокоссовского,— ваш план операции утверждается. Готовьте войска. Бо­лото есть болото.

Павел Иванович Батов мог, конечно, догадываться о причине, побудившей Г. К. Жукова, К. К. Рокоссовского, К. Ф. Телегина уделять особое внимание 65-й армии. Г. К. Жуков и сопровождавшая его группа бывали и в дру­гих армиях, но участок правого крыла 1-го Белорусского фронта их интересовал все больше и больше. Им было известно, что в районе Бобруйска находится одна из са­мых больших группировок гитлеровских войск в Бело­руссии, и, естественно, следовало так спланировать опе­рацию, чтобы сначала охватить войска противника, а за­тем окружить и уничтожить их. Жуков и Рокоссовский не одну ночь провели над оперативной картой, не однажды бывали в армиях, выбирая направление главного удара.

— Понимаешь, Константин Константинович,— рассуж­дал Жуков, не сводя взгляда с карты,— оборона немцев в районе Бобруйска представляется мне самой мощной и глубокоэшелонированной. После Курской дуги, почув­ствовав силу Красной Армии и ее возросшие возможно­сти, они почти год совершенствовали ее. И войск здесь много. И если нам удастся прорвать ее, окружить группи­ровку, то образуется огромная брешь. И конечно, гитле­ровцы понимают, чем это им грозит. Не выдержит бобруйский узел — лопнет по швам вся их оборона в Бе­лоруссии, окажется под ударом огромная группировка немецких войск. А коли так—сюда,— Жуков накрыл на карте широкой ладонью район Бобруйска,— сюда они стянут лучшие силы. Согласен?

— Согласен, Георгий Константинович,— Рокоссовский придвинулся к столу с картой.— Бобруйск — ворота на Слуцк, Барановичи, Брест.— Он провел карандашом на карте стрелу на запад.

— Есть одно «но».— Жуков охватил ладонями район Бобруйска.— Оборону мы прорвем — я в этом не сомне­ваюсь. А вот сможем ли в короткий срок окружить боб­руйскую группировку и уничтожить ее?.. Вот в чем за­гвоздка.