Одинокий «юнкерс»


Посмотрев в другую сторону, он заметил одинокий «юнкерс» — тот шел в развороте с полуоткры­тыми бомболюками. Видно, подбили, и гитлеровцы спе­шат уйти на аэродром. Рябцев резким поворотом довер­нул машину и нажал на гашетку. Сноп огня понесся в сторону бомбардировщика и погас в открывшихся бомболюках, «Попал!» — обрадованно подумал Рябцев и скова нажал гашетку. На этот раз прицелиться не успел и длинная очередь прошла мимо. Желание сбить по­врежденный «юнкере» овладело им, и он ничего не ви­дел, кроме идущей впереди цели. Казалось, что еще оче­редь и бомбардировщик вспыхнет, как тот, первый, сби­тый им и ведомым.

Но, словно завороженный, «юнкере» продолжал по­лет; пулеметные трассы то зависали перед хвостом, то проваливались куда-то вниз. «Что это? — успел подумать Рябцев, не услыхав привычного стука, когда нажал га­шетку.— Все! Боеприпасы кончились!» И, словно почуяв неладное на борту истребителя, бомбардировщик уве­личил скорость и перешел на снижение.

Упустить недобитый «юнкере» Рябцев не мог.

И лейтенанта вдруг захватила пылкая мысль — уда­рить винтом по хвосту вражеского пирата. Таранить!

Он двинул газ до упора; мотор взревел, и воздуш­ный винт рванул машину вперед, туда, где снижался под­битый бомбардировщик. Ближе. Ближе. Уже виден раз­вороченный пулеметными очередями живот «юнкерса», повисшие на крюках бомбы, срывающиеся из-под капота змейки сизого дыма, мертвенно-бледное лицо стрелка-радиста. Пора! Он успел уменьшить обороты мотора и тут же, после того как потянул ручку на себя, ощутил, как лопасти винта вгрызлись в «юнкере». Удар был не сильным и все обошлось бы, но что-то сверкнуло в бомболюке, взрыв вздыбил нос истребителя и опрокинул машину на спину. Какое-то время Петр видел под собой освещенную утренним июньским солнцем пылающую Брестскую крепость, потом наступила обволакивающая тело тишина…

Упорное сопротивление Красной Армии сдерживало бешеный натиск фашистских войск, но, имея преимущество в танках, авиации, артиллерии, количестве дивизий, гитлеровцы продвигались на восток. Ведя непрерывные арьергардные бои под постоянными бомбежками и арт­обстрелами, войска 3-й, 4-й и 10-й армий отступали. Час­ти и соединения несли тяжелые потери в людях и техни­ке. Не хватало боеприпасов, горючего, тягачей для транс­портировки артиллерийских орудий.