Оценка оча­гов сопротивления противника


Рокоссовский держал бинокль недолго; осмотрев местность, подошел к замаскированной в кустах двурогой стереотрубе и надолго приник к ее окулярам; он стара­тельно изучал, казалось, каждый метр земли, подходы, заросли кустарника, щурясь, рассматривал укрытия, огневые точки и траншеи противника.

«Не густо, товарищ командующий,— думал Батов,— не густо тут у противника и артиллерии, и огневых точек. Там, где посуше, севернее, возле Паричей,— там накреп­ко окопался фашист, там намного труднее сковырнуть его».

После осмотра местности вся группа двинулась по траншее вглубь к соседнему батальону и там, на наблю­дательном пункте, снова взяла бинокли.

Батов изредка бросал взгляды то на Жукова, то на Рокоссозского, стараясь уловить на их лицах оценку оча­гов сопротивления противника, переднего края, неболь­шого, покрытого болотными кочками предполья, опреде­лить их мнение относительно его, Батова, предложения о нанесении главного удара отсюда, из болот.

Голос Маршала прервал его мысли.

— А как вы рассматриваете возможность действия войск в районе Паричей?

Батов давно ждал этого вопроса и был готов ответить на него сразу. Район дислокации армии он знал — неда­ром изъездил на «виллисе» весь участок фронта вдоль и поперек, исходил не один десяток километров.

— Удар в районе Паричей для противника не будет неожиданным—там он нас ждет. Там нет фактора вне­запности. А здесь, в районе болот, у немцев оборона оча­говая, неглубокая, артиллерии мало. Основные силы про­тивника сосредоточены севернее, у Паричей. Я предла­гаю главный удар силами армии провести отсюда, из рай­она болот.

— А что реально сделано для подготовки удара?

Батов докладывал рассудительно, перечисляя полки и

дивизии, танки и артиллерию, результаты беспрерывной разведки.

— Допустим, пехота и артиллерия пройдут по болоту. Но танки? — удивленно поднял брови Г. К. Жуков.— Эту махину на лодке не перетащишь, на плечах не пере­несешь!

— Кое-что придумали, товарищ Маршал,— Батов при­гласил Жукова и Рокоссовского к тому месту, где гати были готовы и вчера испытаны; остановились у обочины новой, но уже наезженной дороги, пропуская первый танк. Осторожно перебирая траками гусениц, танк мед­ленно, словно ощупывая дно, сполз с дороги и опустил­ся на уложенные под водой бревна; маслянисто-темная жижа поползла вверх, постепенно закрывая гусеницы.