Общий замысел операции «Цитадель»


Общий замысел операции «Цитадель» заключался в одновременных, сходящихся ударах по войскам Красной Армии из районов Орла и Белгорода на Курск, т. е. под основание знаменитой Курской дуги с последующим окру­жением и уничтожением семи советских армий и уда­ром на Москву. Гитлеровцы создали мощные ударные группировки, основу которых составляли тяжелые танки «тигр» и самоходные орудия «фердинанд». Танковые клинья должны были пробить брешь в нашей обороне и захватить в «клещи» оборонявшиеся на Курском выступе армии.

Наши войска создали глубоко эшелонированную обо­рону, стратегический резерв — Степной фронт, отрыли тысячи километров окопов и ходов сообщений, усилили противотанковую оборону. Разведка установила пример­ный срок наступления противника, состав сил, количество дивизий и корпусов, направление главного удара.

8 мая 1943 г. Ставка Верховного Главнокомандования информировала наши войска о готовящемся наступлении противника. Командование фронтов приняло эффектив­ные меры по укреплению обороняемых участков. Весь май и июнь советские войска укрепляли оборону, совер­шенствовали боевые порядки, проводили перегруппиров­ку войск, не ослабляя внимания к разведке и уточнению замыслов противника. По мере поступления резервов продолжал укрепляться Степной фронт, группировка ко­торого состояла из пяти армий и шести корпусов. Наличие такого резерва позволяло Ставке избежать возможных случайностей, иметь готовые войска для ввода их в про­рыв при нашем контрнаступлении.

К концу июня все виды разведки окончательно уточ­нили намерение противника нанести удар по основаниям Курского выступа. Было установлено, что против совет­ской группировки в районе Курска гитлеровское коман­дование сосредоточило около 900 тыс. солдат и офице­ров, 10 тыс. орудий и минометов, 2700 танков и самоход­ных орудий. Более 2 тыс. самолетов или три четверти всей авиации поддерживали действия сухопутных сил.

Вечером 4 июля захваченный в плен немецкий солдат подтвердил, что наступление начнется утром 5 июля. Тщательное наблюдение за передним краем убедило на­ше командование—в сроках не ошиблись, гитлеровцы 49 приступили к проделыванию проходов в заграждениях и на минных полях.

«В третьем часу утра,— вспоминает Г. К. Жуков,—

К. К. Рокоссовскому позвонил командующий 13-й армией генерал Н. П. Пухов и доложил, что захваченный в плен сапер 6-й пехотной дивизии сообщил о готовности войск и переходу в наступление. Ориентировочно время назы­валось — 3 часа утра 5 июля. К. К. Рокоссовский спросил меня:

—  Что будем делать? Докладывать в Ставку или да­дим приказ на проведение контрподготовки?

—  Время терять не будем, Константин Константино­вич. Отдавай приказ, как предусмотрено планом фронта и Ставки, а сейчас позвоню Верховному и доложу о по­лученных данных и принятом решении.