Обломки боевой техники


Летчик окинул тускнеющим взглядом скопление вра­жеских войск, последними усилиями довернул Ил-2 и на­правил грозную боевую машину к земле. Раздался силь­ный взрыв — пламя охватило десятки танков, автомоби­лей, бронетранспортеров. Обломки боевой техники, по­возок, трупы гитлеровцев взметнулись вверх…

Останки героя были захоронены в Минске, его именем названа одна из улиц города и средняя школа, перед ко­торой установлен бюст.

Командование 3-м Белорусским фронтом было обес­покоено действиями разведывательной авиации гитле­ровского люфтваффе; как только самолет разведки «фокке-вульф» («рама») возвращался на аэродром посадки, по нашим подходящим резервам группы «юнкерсов» наносили удар. Борьбу с вражеской разведкой возложили на 303-ю авиадивизию, которой командовал генерал-май­ор авиации Г. Н. Захаров. Каждый полк получил свой сек­тор ответственности, и все вроде бы было согласовано.

Но не прошло и нескольких дней, как командующий фронтом генерал И. Д. Черняховский снова высказал серьезные упреки руководству воздушной армии и ди­визии. Командир 18-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии майор А. Е. Голубов вынужден был давать объяснения, почему летчики полка не сбили фа­шистского разведчика, а вскоре сам вылетел на перехват. Набрал высоту и тут же увидел «мессершмитта». Оче­редь. Ручка на себя, крен вправо. Что там? Обломки взорвавшегося в воздухе самолета, парашют и удирав­ший на запад второй «мессершмитт». Голубов успел по­думать о второй атаке, как с КП последовала новая команда:

— «Юнкере» подходит. Перехватить!

Теперь стало ясно: эти два «мессера» ждали «юнкерса», чтобы его сопровождать.

Первую атаку Голубов начал издалека, стараясь по­удобнее пристроиться к вражескому самолету, но трасса прошла мимо; подошел поближе и дал длинную оче­редь; из-под капота правого мотора вырвались струйки сизого дыма, но тут же по самолету Голубова хлестнул очередью стрелок «юнкерса». Анатолий энергичным маневром вышел в безопасную зону, осмотрелся и ринулся на врага с левой стороны, стараясь сразу же «унять» стрелка, а потом перенести огонь на моторы или пилот­скую кабину. Як-1 послушно опустил нос, и тут же огнен­ные трассы оборвались у кабины стрелка, поползли по крылу и спрятались в левом моторе. «Юнкере» перешел в пикирование; Голубов, пристроившись сзади, беспре­рывно атаковал его, пока разведчик не окутался бурыми клубами густого дыма…