Курс пролета «воздушного коридора»


Томительно тянулось время. Он отвоевал у огня еще несколько минут полета и все чаще и чаще вытягивал шею и смотрел вперед — ждал появления линии фронта. Пролетев ее, можно идти на посадку, там свои, они по­могут спасти детей. О себе он не думал. Для полета нуж­ны глаза и правая рука. Чтобы видеть и управлять. Ни разу не вспомнил о парашюте и даже расстегнул лямки подвесной системы, чтобы иметь возможность смотреть за детьми,

Саша заметил линию фронта по вспышкам ведущих стрельбу орудий и развернул машину на заданный курс пролета «воздушного коридора». И тут же огонь охватил весь мотор, огненной подушкой ударил в лицо и на ка­кое-то время ослепил летчика. Саша почувствовал рез­кую боль — пламя, словно хищный зверь свою жертву, 110 огненным языком лизало лицо, а точнее то, что осталось от лица. Открыв защищенные очками глаза, он увидел, что огнем охвачен весь мотор и тут же, чтобы иметь за­пас высоты, потянул ручку управления на себя, задрав нос машины.

Увеличив высоту, он решил сбить пламя скольжением. Есть такой прием у летчиков. Нажав правую педаль, от­клонил ручку управления к левому борту. Резко увели­чилась вертикальная скорость, и языки пламени тут же исчезли.

Он скользил до самой земли. Но как только выров­нял машину для посадки, огонь с новой силой охватил мотор и первую кабину, забрался под «чертову кожу» комбинезона. Кося взглядом через борт, Мамкин заметил под крылом мелькавшие блиндажи и окопы наших войск и сразу же перевел горящую машину, словно огромный факел, на снижение. Огонь свирепствовал под капотом мотора, перекинулся на верхнее крыло, буйствовал в кабине. Из-за густого дыма и пламени Саша не видел земли и не мог посадить машину. Надо что-то предпри­нять! Не видя земли, нельзя произвести посадку. Огонь уже жег шею, лицо, забрался под летный шлем.

И он сделал последнее, что могло на какое-то время уменьшить пламя: перекрыл кран бензопровода и выклю­чил зажигание. Мотор затих. Слышался лишь свист рассекаемого крыльями воздуха, да шум вращающегося пропеллера. Машина, словно подбитая птица, теряя высо­ту, бесшумно снижалась в темноту, в сторону выбранной летчиком небольшой площадки возле дороги. «По шоссе идут люди, заметят, помогут спасти детей»,— искрой пронеслась спасительная мысль, когда он доворачивал дымящийся самолет ближе к дороге.