Гроза над Ушачами


Фашистское командование, считая Витебск воротами в Прибалтику, решило во что бы то ни стало удержать город. Оно стремилось также не допустить выхода со­ветских войск в район Полоцка, где существовал обшир­ный Полоцко-Лепельский партизанский край. В случае потери этих городов создавалась угроза тылам групп армий «Север» и «Центр». В памятной записке, направ­ленной в гитлеровскую ставку, начальник штаба 3-й тан­ковой армии генерал О. Хейдкемпер писал: «Командо­вание 3-й танковой армии считает, что из района прорыва

Невель, установив связь с крупными партизанскими районами Лепель и Россон, противник может начать раз­витие зимней операции, последствия которой для групп армий «Север» и «Центр» нельзя даже представить и которая может иметь решающее значение для всего восточного фронта»

Через Полоцко-Лепельскую партизанскую зону про­ходили основные коммуникации 3-й танковой армии. По железной и шоссейным дорогам из Германии армия по­лучала пополнение: солдат и офицеров, боевую технику, оружие и боеприпасы. Партизаны взрывали мосты, же­лезнодорожное полотно, водокачки, выводили из строя подвижной состав. Оккупанты усиливали охрану комму­никаций, строили возле дороги опорные пункты, различ­ные укрепления, в которых дежурили вооруженные пулеметами подразделения. Но не проходило дня, чтобы партизаны не взорвали на перегонах рельсы, не отправи­ли под откос эшелон. В случае же наступления советских войск на этом направлении практически весь тыл 3-й танковой армии оставался партизанским, что обеспечивало наступающим войскам Красной Армии хорошие плацдармы, а противника лишало возможности маневри­рования своими войсками по фронту и в глубину.

С целью очистки тыла 3-й танковой армии от партизан гитлеровцы систематически проводили карательные опе­рации. Небольшие моторизованные группы охранных отрядов совместно с полицаями устраивали засады, всту­пали в затяжные бои с партизанами, стремясь оттеснить их в глубь леса, подальше от железной дороги, от гит­леровских гарнизонов.