22 июня 1941 года


На рассвете 22 июня 1941 г. тысячи гитлеровских са­молетов, орудий, минометов нанесли удар по группиров­кам войск, городам, железнодорожным станциям, аэродромам. С особой жестокостью бомбардировщики врага бомбили населенные пункты, в которых находились воин­ские гарнизоны. В огне гибли тысячи ни в чем не повинных советских граждан: дети, старики, женщины. Фашизм на­саждал «новый порядок» огнем и мечом.

Мужественно дрались славные пограничники. Тяже­лые бои в воздухе вели летчики. Героически сражались бойцы и командиры Красной Армии, но не смогли сдер­жать вражеские полчища, в несколько раз превосходив­шие наши части.

Соединения 3-й, 10-й и 4-й армий Западного фронта, стоявших вдоль границы, приняли на себя первые удары гитлеровских авиации, артиллерии, танков, мотопехоты. Почти беспрерывно шла бомбардировка прифронтовых городов.

у Особенно тяжелая обстановка сложилась на участках фронта 4-й армии. За десять минут до начала артилле­рийского налета штурмовые группы гитлеровцев захвати­ли все шесть мостов через реку Буг. Танковые дивизии 2-й танковой группы обходили Брест с севера и юга.

Первыми в крепости вступили в бой пограничники 17-го Брестского Краснознаменного пограничного отря­да. Они уничтожали прорвавшихся гитлеровцев огнем из винтовок и пулеметов, забрасывали вражеских пехотин­цев гранатами, бросались в рукопашные схватки, у Вслед за длительной артиллерийской подготовкой враг двинул штурмовые группы к стенам крепости, пы­таясь ворваться в нее через Тереспольские и Холмские Еорота. Атака следовала за атакой. У Тереспольских во­рот грудью на защиту крепости встали пограничники и пехотинцы, которыми командовал начальник 9-й погра­ничной заставы лейтенант Андрей Кижеватов. Они отли­чались особым упорством. Не хватало боеприпасов, гра­нат, воды; много раненых, тут же жены и дети ко­мандиров. 23 июня гитлеровцы прекратили обстрел и предложили переговоры. Кижеватов собрал уцелевших пограничников заставы, бойцов из других подразделе­ний и, поправив на голове окровавленную повязку, вытерев покрытое гарью лицо, сказал:

— Враг предлагает сдаться. Конечно, можно попро­бовать пробиться к своим, выйти из окружения. А кре­пость? А женщины, дети, раненые? Все это оставить вра­гу? Нет! Будем биться до последнего! Но за каждого бой­ца фашисты заплатят десятками своих солдат. Кто хочет сказать?